(no subject)

Да стаю из кармана руку. Миру указываю сторону. Ступаю по указателю, нервно сжимаю карту времени, прошлого года. Расхожий поступью исхожей, мыслею во преки мнению, запрягаю в стремени. В пути заплетаюся и как то забочусь, чувствую теряются семена под копытами в почве ссохшейся. Кому то ко времени час золотой, а мне стыдно быть русским оказалося. И кому после меня будет сказано, столько пригоршней земли без норова. Дай знать когда будет должное, я присяду буду курить после.

До порога и за порогом

Каждый раз себя спрашиваю: сколько человек может нести глупости и вести себя по свински, прежде чем я уйду? Закрою глаза и выпаду из окна, из глаз в руках ручка дверная. Опустевший след. Холодный ласковый мрак. Запинаться, оправдывать, ласкать, любимую ложь. Когда перестану смотреть на руки в пыли? Вкручивать с силою равнодушие в трещины тухлые.
Вчера опять снег валил, нынче в Сибири с ним всё хорошо, в избытке даже. Люди ходят, переваливают, пространства. Стаю на балконе, курю, смотрю.

Пополам Глава 4

Глава 4
День: 2 . 15:31 дня.
Она.
Сцена8
Нельзя молчать, когда тебя спрашивают о принадлежности! Я это поняла. Потом будет поздно, потом уже будет не важно. Всё вокруг побежит, а кто-то очень опытный и не правдивый засмеется. Глупо вот так стоять и чувствовать себя виноватой и слабой, глупой. Надо не медленно схватить себя и разбить о землю в оправданиях и может, тогда испытают жалость и не будут, долго объяснять, что так не плавают. По головке погладят, и ещё, может, денег не много дадут.
- Кто у тебя был этой ночью?
-Мам я всё поняла, я больше не буду.
-Ты это уже говорила!
-Я просто забыло, что надо.
-Ну, смотри в последний раз.
-Я всё понял.
Вот и всё, можно не много поиграть из себя, ткнуть себя, поёжиться и сплюнув пойти помыться. Отмыть всё, что так долго въедалось в меня, почувствовать чистоту и частицу как целое, наоборот, водоворот меня уносит опять в мир иной, мой. Тепло воды по, почему мне так, а не иначе. Врачуют линии мои струи воды по, почему я так, а не иначе. Спать, как в утробе, не чего не ведая другого. Ещё не определю пол свой и характер, мыслей нет и нет, не чего кроме тепла.
Но родилась мертвой, с надеждой на обретение тепла. Холодной в холодный мир холодных рук и губ. Тяжёлые капли, скоро прейдут врачи. Может, они меня вылечат, пропишут какие ни будь таблетки, снотворное. Я буду спать, и видеть как на Яву, себя. Что-то мне не хорошо, разморило, наверное, пора прочь в не что и не то, как ни будь, на спех скреплённые мысли в кучу.
Вот она стоит не приклонено, смотрит на меня заведомо, моя стена плача. Заглянем туда? Разделим песчинки, что между этим праведным сосредоточеньем скрывается, может за ней мой ответ?
Проклятье! Опять кровь моя из носа льется, как неудержима она в своей свободе. Всё в крови, ноги и руки, волосы, лицо перемазано, кажется, вся комната это красный холст. Я теряю её, она находит стену, и песчинки сильней скрепляются, прижимаются и начинают своё не зримое движение по непонятным траекториям.
Открываю глаза.
Это всё причудилось мне. Комната, как и прежде цвета белого и руки хоть и мокрые, но только от слёз и волосы еще не высохли, после ванны. Я просто закрыла глаза. Стена в замешательстве, душа теперь, как и тело омыта.
Спать, скорее спать!
Сон приходит под утро, и истощённое тело начинает своё движение дальше. Ищет счастье и тепло. Глазами красными вглядываясь в рыло сегодняшнего дня, не чего оно не даст ему. Вперёд! На встречу новым мукам. На встречу боли. На встречу смерти. Встреча состоится, дерьмо случиться.



И он пошёл дальше. Проходит несколько минут, и препарат начинает действовать. Он волнами накрывает, выдавливает сознание из тела по кубику. Хаотично движется, чётко осознавая всю прелесть своего не бытия в пространстве железных локтей бытия. Все признаки деградации личности на лицо, но нет ни кого, кто бы это проанализировал, потому что он заблудился, где-то в дремучем лесу.

(no subject)

Выдави себя на лист бытия... Во времена темноты не кому будет открыть дверь на улицу... Дышу снами и сексом.....

под.. над...

Проповедный утренний луч, вторит на стену причудниц узоры, ласкает темноту кота и ловится в зеркала, прыгает на меня... я прыгаю под... И так всегда, начала дня... под.. над...

Не важность....

С утра всегда хочется извернуться и выпрыгнуть на асфальт. Он возможно сейчас и не в духе не много простыв шмыгает носом. Мне это не важно щекой к щеке и мы уже не одиноки. Временности... Не важности... Зыбкости.. С утра это чувствуется особенно...

Столб

Голова с болью, тело с дрожью. Весёлыми картинками процветает цепкий асфальт. И я не понимаю зачем ты так близка, мая бесславная смерть...

Пополам Глава 3

Глава 3
День: 2 . 02:46 Ночи.
Он.
Потерянны все ключи и разбросаны тысяча камней, что в садах лунных кратеров. Дверь подсознания заперта на гвоздь из роз лепестков, тихо стонет в истоме странное пространство за дверью глаза закрыты, от греха и от сумы, понимания бремя. Шелести прахом и вейся зловонно розовый дым из нежных губ души, скоро не кто не явиться, скоро всё кончиться, скоро всё.
Падают листья, не нужные уже. Потом их заметает снегом.
Завтра будет день уже не нужный. День разобьется у меня под ногами на осколки, я снова впаду в анабиоз. И мне будет всё ровно.
Всё ровно я как прежде, как тогда, давно, я скучаю и умираю, все жду чуда.
Память всё-таки ужасная вещь! Всё уже давно прошло, кончилось, минуло, забылось, но не мной. Почему? Зачем?
Наверное, я потерялся. Прошлое здесь, настоящее вчера, а будущего нет. Нет будущего без прошлого? Тоска…
Очнулся, казалось на секунду, а уже спать пора. Как тяжело. В груди камень, крик в кармане, уже не возможно добыть огня и воды.
Я помню и не забуду. Занесло меня кругом одни барханы, и теперь я лишь кусок мяса в земле, с желанием мечтать, умением любить, возможностью прощать.
Больно… тошно.
Как хочется кричать! И плакать! Рыдать! КАК ХОЧЕТЬСЯ ВСЁ ВЕРНУТЬ!!!
Но это не возможно. Крик в кармане заточен, вместе с водой и огнём, камень всему виной.
Слёзы, туманом обратились, который затянул белесой, влажной дымкой, сердце и разум мой.
Не вырваться, не побежать и не сказать тех слов. Отречься, к черту, от сумы, заречься навсегда, покинуть дом и до последнего искать ту нить, что уведет меня обратно в рай, который я так давно…
Но…но, но.
Казалось я, наконец, заплачу. Увы.
Только Хриплый, сдавленный стенами смех, да на лице кривое зеркало, того, что когда-то звалось дреной маской. Все остальное бред.
Что еще, что-то еще, ни чего. Я верил, я верю, но не сбылось, не то, не смог, не смог!!! Остался один! Остался один! Не смог!! А что если,… а что можно… не выносимо… Невыносимо!

(no subject)

Куски и снова куски, тело хочет спастись от реальности, отдаётся на поруки на поругание с желанием сбежать…